• unnamed
  • Twitter Classic
  • Facebook App Icon
  • Значок приложения Instagram
  • Вконтакте B App Icon

FOLLOW ME

© 2019 by Adriana Suvorova

АДРИАНА СУВОРОВА

Досье одной души

Посвящается Бонусу. 


Весь день дождь лил прямо как из ведра. Погода была отвратительная, но это не могло испортить Саше настроение. Он сидел за рулем новенького «Лексуса», подаренного его отцом, и, подпевая Адаму Ливайну, солисту "Maroon 5", думал о том, что совсем скоро ему больше не придется наблюдать изо дня в день эти хмурые, унылые лица на московских улицах. Скоро он будет далеко от этой серости, жутких пробок и скучных будней. Впереди его ждет Нью-Йорк! 
Конечно, в офисе все завистливо шушукались за его спиной после того, как руководство компании назвало имя того счастливчика, который отправится на два года в Штаты, но Саша знал, что эту командировку он получил заслуженно. Многим было легче считать, что это просто его отец подсуетился и задействовал свои связи, чтобы его сыночка отправили в Америку, чем признать, что он действительно лучший сотрудник. Они бы и не поверили, что свой красный диплом он заработал, проводя бессонные ночи над учебниками, а не купил на деньги родителей. И они не хотели замечать все его заслуги и достижения на работе, предпочитая думать, что у него не хватило бы мозгов придумать что-то стоящее для компании, и он просто консультируется с каким-нибудь советником отца. 
Саше не терпелось поскорее приехать домой к родителям и за ужином сообщить им эту сногсшибательную новость про командировку. Он уже представлял, как обрадуется отец, и его прямо будет распирать от гордости. А мама начнет причитать, что ее единственный сыночек уезжает так далеко за океан. 
Саша вспомнил, что сегодня она обещала приготовить его любимый мясной рулет, который он обожал с детства, и облизнулся в предвкушении. 
Это было последнее, что он помнил до того, как в него на полной скорости влетела «Тойота» с обдолбанной девицей за рулем. Чтобы достать его из машины, разбитый всмятку «Лексус» пришлось разрезать. И этот ролик, снятый любопытной зевакой на мобильный и выложенный в Youtube, где окровавленного Сашу доставали из груды металла и клали на носилки, он смотрел потом не один раз и все задавал одни и те же вопросы «За что? Почему?» Потом, когда после долгих недель отключки он пришел в себя и узнал, что лишился обеих ног…
*
В тот день он стоял на кухне у окна, смотрел в пасмурное небо и молча курил. Ему часто сдавливала грудь тоска, но на этот раз он почти начал задыхаться. Как будто душа ныла от ощущения какой-то его никчемности и безысходности…
Хотя ведь и грех на что-то жаловаться! Живет не хуже, чем другие. Все как у людей. Школа, институт, работа. Женитьба на бывшей однокурснице, рождение двух детей. Как же время летит незаметно! Пацаны уже вымахали, скоро и сами надумают жениться, и станет он дедом. 
Дедом! А это значит, что впереди только старость. Жизнь пролетела, а он так и не успел повидать ничего, кроме этих стен в коммуналке. Это все сосед Мишка виноват! Завел вчера разговоры о том, что так и не удалось ему осуществить ни одну свою мечту. Даже на море не побывал. Мишке все казалось, что вся жизнь впереди, успеется еще все, будет еще много возможностей изменить жизнь к лучшему, а она проскочила мимо, где-то параллельно, одаривая шансами других. И остался он, как та стрекоза из басни, у которой «лето красное пропело», у разбитого корыта на пороге своей безрадостной старости. 
И после Мишкиной исповеди ему вдруг стало страшно. У его соседа-алкаша хоть когда-то были мечты. А он жил как робот, без всяких эмоций, ни о чем не мечтая и ни к чему не стремясь. Главное – чтобы было как у людей, не хуже. Жена есть, работа есть, дети есть. Что еще нужно? Зачем желать что-то, чего у тебя никогда не будет? Зачем растрачивать себя на пустые иллюзии? 
Ночью ему приснился странный сон. Как будто он приходит домой, но это совсем другая коммуналка, и его встречает совсем другая жена, и дети у него совсем другие. Он начинает думать, что ошибся этажом, и выходит в коридор. А дети бегут за ним с криками «Папа! Папочка! Ты куда?» Он поднимается на этаж выше и видит свою дверь. Заходит домой, а там снова новые жена и дети, а обстановка почему-то вся та же, прямо как в жизни – те же пожелтевшие обои, чайник с разбитым носиком и даже железное ведро со шваброй, спрятанные за дверью.
Он не понимал, что значит этот сон. Откуда ему было знать, что уже на протяжении нескольких жизней он топчется на одном месте? Каждый раз жизнь давала ему возможности, распахивала перед ним двери, звала, манила, но каждый раз он проходил мимо с опущенной головой, не замечая ничего вокруг, погруженный в свои мысли о том, чтобы жить не хуже, чем другие, и не выделяться из толпы, чтобы быть как все. Так ему было спокойнее. Учился средненько, женился на средненькой девушке, работу нашел средненькую, где работать можно тоже средненько, особо не утруждая себя, и эта средненькая жизнь его устраивала.
Но в то утро после этого сна грудь сдавили какие-то новые ощущения. Может, это были смутные воспоминания о его прежних жизнях, прожитых так же зря – бесцельно и бестолково, в которых он не делал ничего плохого, но и хорошего тоже. Как будто где-то в небесной канцелярии пластинку заело на его судьбе, и каждый раз он получал одну и ту же «средненькую» жизнь. Менялись люди, менялись декорации, но все остальное было одним и тем же. Как замкнутый круг.
Он не понимал, что возвращался в одну и ту же жизнь, потому что в него верили. Верили, что в один прекрасный момент он проснется и перестанет плыть по течению. Он возьмет жизнь в свои руки и научится управлять судьбой. Ведь все мы живем в мире безграничных возможностей, только эти возможности некоторые почему-то ограничивают сами, причем добровольно. И развиваясь и совершенствуясь, его душа сможет сделать рывок и вырваться из замкнутого круга.
В то утро, под впечатлением от сна и полузабытых воспоминаний, стоя на кухне у окна, он понял, что нужно сделать рывок. Та удушливая тоска, вцепившись в него мертвой хваткой, захлестнула его целиком. Он докурил папиросу, принес из комнаты веревку и повесился.
*
Иногда ему казалось, что жизнь нарочно издевается над ним.  С ним случались все беды, которые только могли произойти. Жизнь ломала его, сбивала с ног, ставила на колени, заставляла ненавидеть ее… Как будто проверяла его на прочность и каждый раз придумывала испытания с изощренной фантазией. Трудное детство, голод, холод, война, смерть близких… Этот список казался бесконечным, и каждый раз его новый пунктик не заставлял себя долго ждать, не давая ему время на передышку.
Впервые ему расхотелось жить еще в юности, когда он узнал, что невеста не дождалась его и вышла за другого. Он ее любил, очень любил, и, может, только эта любовь давала ему силы пройти почти через всю войну и остаться в живых. Ее письма, которые он всегда носил с собой,  согревали его сердце и, словно волшебные, окутав его какой-то невидимой непробиваемой пеленой, оберегали его от пуль. А узнав, что любимая больше не ждет его, он решил застрелиться. Но его вовремя нашли ребята и отобрали револьвер чуть ли не в самую последнюю секунду. 
И началась череда потерь близких людей. Вернувшись домой с искалеченной на войне душой, он узнал, что мать попала под поезд. Вскоре утонул брат. Младшая сестра заболела и умерла во время операции. Потом на тот свет ушел и отец, не выдержав смерти родных. 
Он остался один на белом свете. Жить не хотелось. Хотелось умереть. И тогда он решил повеситься в сарае (как в прошлой жизни на кухне коммуналки). Но соседи вовремя достали его из петли. 
Чтобы вернуть его к жизни, они нашли ему невесту – молоденькую учительницу из соседнего села. Сыграли свадьбу, и ему действительно стало казаться, что черная полоса осталась позади. Он хотел начать все с чистого листа, мечтал о своей семье, о маленьких детишках. А через несколько месяцев жена сбежала от него с трактористом. С горя он перерезал вены.
Но его снова удалось спасти. И он даже женился во второй раз. И был счастлив, когда узнал, что станет отцом. Но радость его длилась недолго. Жена умерла во время родов. И ребенка спасти тоже не удалось.
Соседи разводили руками, не понимая причину всех его напастей. Вроде и парень хороший, симпатичный, работящий, а не везет, и все тут. Все от него либо уходят на другой свет, либо сбегают к другим, после чего он рвется покончить с собой. Как будто он от рождения помечен черной меткой смерти и желанием свести счеты с жизнью.
После смерти жены и ребенка он спился. И умер через несколько лет, когда во время драки собутыльник в пьяном угаре ударил его топором по голове. 
*
Он родился в семье алкашей. И его безрадостное детство с криками вечно пьяного отца и истериками не более трезвой матери, их драками до самого утра и перебитой посудой отпечатало в его сознании, что жизнь может быть только такой. Поэтому он рано начал курить и тайком стал прикладываться к бутылке, чтобы скрасить свои беспросветные будни. 
В тот день, налакавшись из отцовской заначки, он уснул с зажженной сигаретой. Во время пожара погибла двухлетняя соседская дочка. Ему было семнадцать, он еще мало знал о жизни и не чувствовал своей вины. В смерти девочки он открыто обвинил ее мать, которая выскочила в магазин за молоком, пока ее дочка видела послеобеденные сны. 
С этим убеждением, что это просто так неудачно сложились обстоятельства в тот роковой день, он прожил всю свою жизнь до глубокой старости, которую встретил в доме престарелых. И только там, оставшись в одиночестве, покинутый своими детьми, для которых он стал обузой, он впервые подумал о том, что тогда ему следовало попросить прощения у матери погибшей девочки, которая с горя покончила с собой в день ее похорон. Но было ли это искреннее раскаяние или просто страх перед приближающейся встречей с Богом, было уже неважно. 
 *
Она выделялась среди своих сверстников. Даже в детстве ее глаза всегда были грустными, она не хохотала, не прыгала от радости и не била в ладошки, когда ей дарили новую куклу. Она была молчаливой и замкнутой, всегда держалась в сторонке, словно подчеркивая свое одиночество, и нередко ее родителям казалось, что их дочь похожа на маленькую старушку, доживающую свои последние дни. Они обращались к психологам, надеясь, что они смогут зажечь огонек в их ребенке, и их дочь будет так же радоваться жизни, веселиться и баловаться, как это делают все детишки. Но чем старше она становилась, тем больше угасали ее глаза. И родителям пришлось смириться, что  у них такая странная дочь.
Когда на третьем курсе института она вдруг объявила, что выходит замуж за однокурсника, ее родители вздохнули с облегчением. Для них ведь тоже было очень важно, чтобы у них все было как у людей, не хуже, чем у остальных. И теперь можно было утереть нос тем злопыхателям, которые посмеивались, что у их дочери не все в порядке с головой. И они с гордостью прогуливались по парку с коляской, помогая дочке-студентке с новорожденной малышкой. 
Внучка жила у них почти полтора года. Потом молодые родители, написав диплом, забрали дочку в Москву. Теперь им не нужно было пропадать целыми днями в институте, и они начали привыкать к настоящей семейной жизни.
В тот майский день она вернулась с дочкой с прогулки, и, пока девочка мирно посапывала в кроватке, надышавшись в сквере свежим весенним воздухом, принялась готовить обед. Ее муж ушел на собеседование, ему не терпелось поскорее выйти на работу, чтобы обеспечивать любимую жену и дочку. А ей хотелось удивить его и приготовить на десерт блинчики. Но муки ни у кого в общаге не было. И она решила сбегать в продуктовый магазин за углом.  
Пока ее не было, случился пожар. Какой-то бестолковый студент из соседней комнаты заснул с сигаретой. Спасти двухлетнюю малышку не удалось.
Муж во всем обвинил ее и ушел. А она так и не смогла смириться с потерей дочки и сошла с ума. Родители не захотели, чтобы она возвращалась в их родной городок, и упекли ее в психушку, а всем знакомым рассказывали, что их дочь со своей семьей уехала жить за границу.  
*  
 Оказавшись беспомощным инвалидом в коляске, Саша не переставал задавать вопросы «За что? Почему с ним?» Жизнь распахнула перед ним все двери, он уже стоял на пороге своей мечты, где его дожидалось блестящее будущее, которое он заслужил своим трудом и упорством, а потом его так несправедливо и незаслуженно бросили в самую бездну. 
 Каждое утро, едва он просыпался и осознавал, что это все – не ночной кошмар, а его жестокая реальность, начиналось у него с одного и того же вопроса. За что? 
Он не мог вспомнить свои предыдущие жизни, но однажды утром вспомнил случай, произошедший много-много лет назад, когда он был хулиганистым неуправляемым подростком. Эта история уже давным-давно стерлась из его памяти и всплыла именно сейчас, когда он, словно четки, перебирал все свои воспоминания.
Как-то во время новогодних каникул в дачном поселке они с мальчишками поймали уличную собаку и от скуки решили поиздеваться над ней. Каждый должен был придумать свой способ. Женька отрезал ей уши и хвост. Саша предложил туго перемотать ей задние лапы проволокой и подвесить на забор. Он даже сбегал домой и принес эту самую проволоку. Когда они подвесили измученное животное на забор, Денис, не обладавший особой фантазией, просто ударил ей в шею ножом. Они еще несколько минут смотрели на страдания истекающей кровью собаки и разошлись по домам обедать. А потом до них дошел слух, что недалеко от леса нашли труп собаки без задних лап. Кровавый след тянулся к забору, на котором остались висеть ее ноги. Оказалось, она выжила даже после удара ножом и висела до тех пор, пока проволока не перерезала ее лапы…
Саша почему-то не удивился, узнав, что Денис погиб во время драки возле ночного клуба от удара ножом в горло, а Женька оказался жертвой своего чересчур ревнивого любовника, который отрезал ему его мужское достоинство, узнав об измене.
С того дня, когда Саша вспомнил этот случай, он перестал задавать вопросы.